Майерс Т.В. – Анатомические поезда миофасциальные меридианы для медицины

Я испытываю абсолютное благоговение перед чу­дом под названием жизнь. А за те три десятилетия, которые я посвятил изучению двигательных функций человека, мое удивление и любопытство лишь возрос­ли. Было ли наше тело создано всеведущим, а может и расшалившимся, Творцом или же исключительно эго­истичным геном, вслепую восходящим на Гору Неве­роятную, нам лишь остается покачивать головой и горестно ухмыляться, поражаясь удивительному разнообразию и гибкость нашего соматического строения и развития.

Напрасно мы заглядываем внутрь оплодотворен­ной яйцеклетки, – мы не найдем там вырастающий из нее зародыш, состоящий из триллиона клеток. Даже самое беглое знакомство с эмбриологией заставля­ет нас изумляться тому, что при всей сложности про­цессов на свет с завидным постоянством появляются здоровые младенцы. Возьмите на руки беспомощного плачущего младенца, и вы едва ли сможете поверить в то, что столь многим из нас удается избежать все­ возможных болезней и нарушений и превратиться в здоровых и успешных взрослых. И, тем не менее, весь этот человеческий эксперимент в целом демонстри­рует ряд признаков напряжения. Признаться, читая новости, я зачастую не чувствую уверенности в том, что человечество сможет и должно продолжать свое существование на нашей планете, принимая во внимание то постоянно усиливающееся воздействие, ко­торое мы оказываем на поверхностную флору и фауну Земли, и наше отношение к себе подобным. Но все же, когда я держу на руках этого ребенка, ко мне вновь возвращается моя вера в потенциал человека.
Эта книга (а также семинары и курсы обучения, построенные по ней) посвящается тому, что у нас как вида есть крохотный шанс преодолеть нашу массовую жажду накопительства – и вытекающие из нее технократию и отчужденность – и прийти к, скорее, гума­нистическому и сотрудническому отношению к самим себе, друг другу и окружающей среду. Вероятно, развитие «целостного» взгляда на анатомию, такого как представлен здесь, окажется полезным мануальным и
двигательным терапевтам в их работе по снятию боли и решению проблем их пациентов. Однако более глу­бокая мысль, лежащая в основе этой книги, состоит в том, что тщательный и чуткий контакт с нашим «ощу­щением себя» – то есть с нашим кинестетическим, проприоцептивным и пространственным чувством ориентации и движения – представляется одним из исключительно важных фронтов, на котором ведется битва за более гуманное использование человека и за нашу более успешную интеграцию в окружающий нас мир. У детей, будь то по незнанию или намеренно, все больше заглушается это «ощущение себя», что ведет к коллективному разобщению, которое приводит к экологическому и социальному упадку. Нам давно знако­мо понятие умственного развития (Ю), а недавно по­лучило признание и понятие эмоционального развития (ЕО). Но только воссоединив их со всей компетенцией и образовательным потенциалом нашего кинестетического развития (КО), мы обретем некую надежду по­строить сбалансированные взаимоотношения с более крупными системами окружающего нас мира и смо­жем осуществить то, что Томас Берри назвал «Мечтой Земли».
При всей своей прежней полезности традиционное механистическое представление об анатомии делало наше отношение к собственным внутренним органам, скорее, объектным, чем гуманистическим. Есть надежда, что относительная картина, попытка нарисо­вать которую предпринята в этой книге, хотя бы неко­торым образом свяжет представление Декарта о теле как о «мягкой машине» с переживаемым нами опытом внутри тела, которое растет, учится, взрослеет и уми­рает. И хотя идеи концепции анатомических поездов описывают лишь отдельный фрагмент целой картины человеческого развития через движение, признание значения фасциальной сети и баланса миофасциальных меридианов определенно внесет свой вклад в наше внутреннее ощущение самих себя как интегрированных организмов. А это, вкупе с остальными понятиями, которые будут представлены в последующих работах, приведет к созданию физического обучения, в большей степени отвечающего запросам двадцать первого века.
Анатомические поезда как таковые – это произве­дение искусства, облеченное в научную метафору.
Я часто подвергался резкой критике со стороны жены, студентов и коллег за то, что неудачно форму­лировал свои гипотезы, без нужного числа эпитетов и определений, которые, хотя и необходимы для научной точности, умаляют убедительность доводов.

Ивлин Во писала:
«Униженность не является добродетелью, приличе­ствующей художнику. Зачастую как раз гордыня, под­ражание, алчность, злоба – все эти отвратительные свойства – заставляют человека завершать, совер­шенствовать, уточнять, разрушать и обновлять свое творение до тех пор, пока он не создаст то, что удо­влетворит его гордость, зависть и жадность. И так он дает миру больше, чем щедрые и великодушные, хотя, работая, он, возможно, теряет душу. Таков парадокс художественного мастерства». 

Не являясь ни ученым, ни исследователем, я могу лишь надеяться на то, что это произведение «притвор­ства» пригодится великодушным читателям и даст им возможность взглянуть на эту тему «новыми глазами».
И наконец, я надеюсь, что я отдал дань уважения и восхищения Везалию и всем другим исследовате­лям, работавшим до меня, верным образом предста­вив анатомию.

Томас Майерс
Мэн, 2001

Анатомические поезда