Остеопатия и депрессия

Наряду со многими другими эффектами, травма способна воздействовать на так называемый «мозг рептилии» (участок мозга человека) и препятствовать достижению полного потенциала, переводя человека в режим выживания.

 

Остеопатическое лечение, в частности кранио-сакральное, может ослабить эти эффекты, восстановить полноту использования рационального и эмоционально мозга.

Отсутствие радостей в жизни, апатия, эгоцентризм, диссоциация, разрыв отношений, хроническая усталость, боль, раздражительность, частая злость, недомогания, заброшенные обязанности, подавленность, чувство пребывания взаперти, боль в спине или шее, расстройство желудка…

Мы знаем эмоциональные эффекты травмы, однако существуют и другие состояния, являющиеся отголосками травмы, и которые менее широко известны. Травма оказывает влияние на всего человека, не только на его эмоции, но и на все тело, сознание и дух.

Травма – это не только эмоциональный шок, вызванный стрессовым состоянием или физической раной, привести к ней также могут и перемены. Стресс способны вызывать любые изменения в жизни, даже желанные: новая работа, уход на пенсию, рождение ребенка…

Заставить тело страдать могут не только перемены, происходящие в действительности, но и ожидаемые, вызывая тревогу, а также такие физические состояния, как боль в животе, зажатость/ригидность, боли в спине различного происхождения (постоянные или временные), и это только несколько примеров. В конце концов, мир вокруг человека начинает быстро меняться и становиться похожим на чреду испытаний, к которым необходимо приспосабливаться.

В этой связи можно сказать, что проявление травматических симптомов вызывается накоплением факторов стресса в течение времени. И даже если отдельные несчастья не всегда оставляют свой след, непрерывный их поток приводит к накоплению психологического и физического воздействия.

Если причина кроется в эмоциях, физическом состоянии или окружающей среде, травматический удар многократно отразится на теле, сознании и духе.

Травма – это сообщение, которое воспринимается как угроза жизни. При достижении критической точки устанавливается блокировка, которая сохраняется и инфицирует все существование.

Для понимания механизма травмы полезно посмотреть с неврологической точки зрения, в частности, с позиции триединства мозга.

Триединый мозг – это модель, предложенная Полом Маклином для объяснения функций следов эволюции, наблюдаемых в структуре мозга человека.

Согласно данной модели, мозг разбит на три отдельных мозга, каждый со своим собственным интеллектом, личностью, чувством времени и пространства и памятью. Триединый мозг состоит из Р-комплекса, лимбической системы и неокортекса. Р-комплекс, или «мозг рептилии», включает в себя ствол мозга и мозжечок. Название «мозг рептилии» пошло от того, что в мозге рептилий доминируют ствол мозга и мозжечок, которые управляют инстинктивным поведением и реакциями, связанными с выживанием. Этот мозг контролирует мышцы, равновесие и автономные функции.

Лимбическая система является источником эмоций и инстинктов. Она состоит из мозжечковых миндалин, гипоталамуса и гиппокампа. Лимбическая система должна определенным образом взаимодействовать с неокортексом, она не способна функционировать сама по себе, эмоции являются результатом такого взаимодействия. Неокортекс, или кора головного мозга, имеется в мозге высших млекопитающих, она отвечает за высшую нервную деятельность: мышление, разум, речь.

Эти три мозга имеют различную биохимию, по-разному реагируют и различно расположены. Не смотря на то, что все они должны работать вместе для достижения заданного результата, под воздействием различных обстоятельств один из «мозгов» доминирует.

Например, в гневе, который связан с мозгом рептилии, рациональное мышление часто подавляется. Когда ярость отступает, и интеллектуальные способности восстанавливаются, человек часто бывает поражен вещами, которые он натворил. В то же время в гневе им двигали исключительно инстинкты, а способность думать отсутствовала, и только успокоившись, человек снова становится разумным.

Эмоции и стресс/травма имеют тенденцию превосходить по силе разум, логику или интеллект и, таким образом, влияют на функции нашего триединого мозга. Это влияние, в большей части, исчезает, когда факторы стресса и эмоций уходят на второй план, но может и продолжаться в случае накопления стресса, или когда тело больше не в состоянии обрабатывать поступающую внешнюю информацию. При наступлении такого момента система блокируется.

Лесли Харт назвал такую блокировку «переключением вниз». Переключаясь вниз, мы работаем на более низком, более примитивном и инстинктивном уровне. Возможности интеллекта более не доступны нам в полной мере, и мы больше не способны адекватно воспринимать реальность. Теперь мы не можем выполнять сложные задания, предпочитая придерживаться знакомого, испытанного и проверенного режима функционирования, оставаясь в «зоне комфорта». Мы не справляемся с работой, мы ошеломлены произошедшими событиями. Это может рассматриваться как регресс к более примитивной форме существования, примитивной с той точки зрения, что наши инстинкты активизированы по направлению к единственной основной цели – выживанию.

Мозг рептилии также называют мозгом выживания, если мы застреваем в этой системе, дополнительные стимулы могут выглядеть пугающими, не смотря на то, что угроза, конечно же, идет из подсознания, так как наш разумный мозг недоступен.

Короче говоря, блокированные в нижнем уровне действуют как роботы с единственной целью выживания. Чем с большим количеством стимулов мы сталкиваемся, тем более потрясенными и подавленными мы становимся,  в этих обстоятельствах мы стремимся скорее к рутине, чем к поиску новых путей решения проблемы. Мы становимся равнодушными, диссоциированными, эгоистичными, раздражительными…

Кроме того, во время стресса сознание фокусируется на его факторах. Мы не можем думать ни о чем другом, так как рациональное мышление отрезано, мы становимся умственно негибкими. Если блокировка продолжается, тело тоже костенеет, наиболее распространенными симптомами становятся боли в спине, шее и плечах.

Другими симптомами, описываемыми у людей с блокировкой на уровне мозга рептилии, являются неспособность заниматься некоторыми вещами, которыми они могли заниматься раньше, например, медитацией, йогой, Тай-Чи. Обычно они жалуются, что чувствуют себя запертыми в клетке или в окружении стен. Они понимают, что что-то не так, но им кажется, что они ничего не могут с этим поделать.

Нужен ли нашему телу наставник? Ко мне, как к остеопату, приходят люди. Они делают это, потому что страдают от одного или более физических состояний, например, боль в спине или скелетно-мышечные проблемы.

Заглянув поглубже в прошлое пациента, мы чаще всего обнаруживаем спрятавшиеся за этими симптомами серии явно нерешенных психоэмоциональных состояний или травм, которые затем выдвигаются на первый план. Мой интерес к этим нефизическим проблемам пробуждается, когда на следующем сеансе пациент сообщает, что ему стало лучше.

Таким образом, посредством остеопатии они не только избавляются от боли в спине и других недомоганий, но, в то же время, и чувствуют, что начинают лучше действовать. Улучшения в психоэмоциональной сфере они полностью связывают с полученным лечением. Даже если внешнее состояние не меняется, у них становится лучше внимание, уходит стресс, их снова начинают интересовать прежние способы проведения свободного времени.

На своих сеансах я использую краниосакральные техники в сочетании со скелетно-мышечными, абдоминальными, фасциальными и т.д.

Остеопатия характеризуется целостным подходом, поэтому остеопаты вплетают различные техники в лечебную модель, создаваемую индивидуально для каждого пациента. В этой связи, несмотря на различия в типах воздействия, общие подходы очень похожи.

Я считаю, что основное влияние на улучшение психоэмоционального состояния пациента оказывают краниосакральные техники. Необходимо отметить, что требуется полное лечение, так как все тело должно реагировать на кранио-сакральную остеопатию, если мы хотим, чтобы она подействовала.

При краниосакральном подходе остеопат осуществляет настройку краниосакральной системы пациента при помощи своих рук.

Осторожной работой с черепом и краниальными швами, диафрагмами, фасциями убираются зажатия нервов, оптимизируется ток спинномозговой жидкости, восстанавливается правильное положение костей. По всей видимости, это оказывает непосредственное воздействие на триединый мозг и его функции.

После лечения пациенты возвращаются из режима выживания к нормальным функциям. Один клиент сказал: «У меня по-прежнему столько же стресса, но я не даю ему ко мне подобраться». Он смог принять свою ситуацию разумом.

У меня нет клинических подтверждений, кроме свидетельств моих пациентов и собственных наблюдений, что остеопатия, а точнее краниосакральный подход, позволил снять блокировку, и дал пациентам возможность снова использовать свой потенциал. Но на этом процесс исцеления не закончился. В некоторых случаях он перешел в новую фазу, потому что пациенты начали осознавать то, что им требуется психоэмоциональная помощь.

Остеопатические сеансы продолжались в комплексе с психотерапией, клиенты начинали снова ощущать почву под ногами, свободу от боли и эмоциональную стабильность, становились творческими, энергичными, готовыми достойно встречать перемены. Большинство из них счастливы.

Нужен ли телу наставник? По всей видимости, действительно нужен!

Статья остеопата Тома Мейерса, с сайта Health and Goodness, оригинал статьи

Понравилась статья? Подпишитесь на новости сайта

Введите ваш адрес электронной почты:

Cлужба подписки FeedBurner